Повесть Ю. Разовского: "Презумпция виновности" или "Встать, суд идет!"

Презумпция виновности
Встать, суд идет!

Торопиться не надо. Поспешишь, людей насмешишь. Тише едешь, дальше будишь! В тот роковой день эти мудрости почему-то не приходили в голову Ивану Никитину. До большого города можно было доехать двумя дорогами. Медленно по короткой, освещенной трассе с пробками и железнодорожными переездами. И по объездной - более свободной, длинной дороге, но без фонарей. Загруженное транспортом шоссе проходило по населенным пунктам с ограниченной скоростью движения. Длинное шоссе, в основном, шло через леса и поля, и не частые деревушки. Время от времени появлялась возможность ускориться до 90 километров в час и более.
Обычно, в ночное время, рациональный преподаватель кибернетики имел обыкновение ездить по освещенной местности. Днем - по более длинной и свободной дороге. Но в этот раз он внезапно изменил своей привычке. На ближнем свете фар Иван быстро ехал длинным путем по ночным просторам матушки России. Без сомнения, на ситуацию повлияло назначенное в столице свидание с юристом. А может провиденье приготовило ему испытание ума, настойчивости и морального духа?
Предвкушая встречу с симпатичным специалистом в области уголовного права, он мчался на крыльях любви, обгоняя машину за машиной. В темноте, на предельно допустимой скорости, стремительный автомобиль пересекал пунктир разметки, немного наезжал на сплошные и даже зацеплял двойные линии. На спидометр смотреть было некогда и опасно, но по ощущениям машина шла, то 40 - 60 – по деревенькам, то 90 - 100 километров в час вне населенных пунктов.
Слепящие фары встречных автомобилей не давали возможности четко фиксировать край обочины. Трудно было заранее видеть конец пунктирной разделительной линии дорожной разметки, обозначавшей места разрешенного обгона. Главное было успеть заметить, стоящий у обочины, грузовик и плавно его объехать, частично, по встречной полосе. Было не менее важно стремительно обогнать идущий впереди автомобиль в местах разрешенного правилами обгона. В какие-то мгновения казалось, что придется выехать на полосу встречного движения через запрещающую сплошную разметку. Однако, в последний момент, этого, вроде бы, удавалось избежать. Во всяком случае, сознание четко не фиксировало явных нарушений правил дорожного движения. Оно концентрировалось на достижение поставленной цели – избежать лобового столкновения, обгоняя с минимальным риском. Особенно трудно обгонять в темное время суток. В сумраке сложно оценить расстояние до встречной машины. Ориентироваться приходится только на увеличивающуюся яркость слепящих фар. Но какой же русский, не любит быстрой езды?
Конечно, предвзятый блюститель ПДД – Правил дорожного движения, в какой-то момент мог бы придраться и даже привлечь нарушителя к ответственности за превышение скорости на несколько километров. Можно было бы также скрупулезно зафиксировать наезд заднего левого колеса на край сплошной линии. Однако в голове кибернетика, где-то в глубинах подсознания, навязчиво звучала пословица; «Не пойман, не вор!». В переводе на язык юриспруденции она отражала понятие: «презумпция невиновности».
При подъезде к деревне Мтюганово в зеркале заднего вида вдруг заблестели проблесковые маячки красного и синего цвета. Это была милицейская патрульная машина. «Откуда они вынырнули?» – подумал водитель и стал искать освещенное место для парковки. Он остановился возле деревенского магазина, ожидая неприятностей. Буквально за час до этого по радио в новостях предали информацию о задержании банды грабителей, переодетых в форму работников ГАИ-ГИБДД.
Со стороны водителя к машине подошел человек с автоматом Калашникова наперевес, одетый в форму лейтенанта милиции. Открыв окно, автомобиля, Никитин, видимо от страха, неожиданно спросил: «Вы настоящие милиционеры, или переодетые бандиты?» Обескураженный гаишник, стал уверять, что он самый настоящий работник милиции, а не какой-нибудь там оборотень в погонах.
Ему на подмогу подошел сержант с автоматом наперевес. Стало ясно, что придется пересесть в патрульную машину для дачи объяснений по существу вопроса: злостного нарушения правил движения - пересечения сплошной линии дорожной разметки.
Никитин и лейтенант сели на передние сидения казенных Жигулей, а сержант примостился сзади, не снимая автомата с плеча. В процессе начатых переговоров выяснилось, что машина ГИБДД преследовала нарушителя несколько километров. Погоня могла закончиться стрельбой по колесам. Отсюда вытекала мысль о существенной тяжести правонарушения. Но Никитин морально был готов к мирному решению проблемы.

Первая дырка

Первое в своей жизни предупреждение от сотрудников ГАИ Никитин получил в первый же день владения Запорожцем без ушей (так в народе назывались забрала воздуха, которые на старых моделях служили для охлаждения двигателя). Это была его первая в жизни машина. Подкопив деньги, он приобрел ее на Люберецком автомобильном рынке. Ей было всего 4 года – ЗАЗ 968 М – мечта поэта! Правда, случился небольшой конфуз. Он забыл спросить у старого хозяина, где находится горловина бензобака. Поэтому приехав на заправку и оплатив бензин, долго ходил кругами вокруг машины, не находя пробку бензобака, пока сердобольные автомобилисты не подсказали, что она находится под капотом двигателя, в задней части автомобиля. Залив бензин, Иван полетел на крыльях счастья в сторону дома, предвкушая встречи со знакомыми. Он мысленно смаковал их вопросы и возгласы удивления, готовя солидные и обстоятельные ответы. На подъезде к Салтыковке он вспомнил, что на территории бывшей усадьбы расположился ресторан «Русь». Русь!!!!!!!!!! Тот самый ресторан с сомнительной репутацией. Наверняка там обитали самые красивые и доступные девчонки Московской области. Во всяком случае, так ему казалось. Вот если бы туда зарулить, неожиданно подъехать, когда длинноногие чувихи будут ловить попутку? Наверняка они бы оценили его приобретение и захотели бы покаяться с ветерком на его четырехлетнем Запорожце без ушей ярко зеленого цвета…
Пока он фантазировал, у поста ГАИ как-то неожиданно загорелся красный сигнал светофора, хотя еще мгновение назад он был зеленым. Что за ерунда такая, подумал молодой водитель, а где же желтый, предупредительный? В это время удивленный гаишник наблюдал, как запорожец нагло едет на красный свет. Он резко и угрожающе пригрозил ему жезлом, требуя остановиться.
Молодой водитель не смог объяснить гаишнику истиной причины проезда на красный и поучил предупреждение – первую дырку, в первый день покупки автомобиля. Во всем были виноваты девчонки, мечты и не загоревшийся, предупредительный сигнал светофора. Хотя по правилам дорожного движения желтый должен был обязательно загореться между зеленым и красным. Но видимо зря Никитин так досконально выучил правила. На дороге все оказалось намного сложнее.

Второе предупреждение? – Недействительно!

Вторе предупреждение ему было совершенно ни к чему. Как-то он не уступил на перекрестке автомобилю, двигавшемуся по главной дороге. Заболтался с пассажирами и посчитал, что не создаст помехи приоритетному транспорту. Однако, по мнению младшего лейтенанта, стоявшего у здания Министерства внутренних дел на Октябрьской площади столицы, встречная машина затормозила, а значит, ей была создана помеха! Он взял права и со скоростью молнии сделал предупредительный прокол талона фиксации нарушений ПДД. За три прокола лишали прав, этот был уже вторым. Никитин вскрикнул о неожиданности и стал объяснять, что является заместителем секретаря комитета ВЛКСМ по идеологической работе крупного предприятия района. Он сам борется за частоту рядов и порядок в головах комсомольцев. И что ж, в своем районе получает дырку! Как это понимать? Уж не покушение ли это на основы основ?
Лейтенант был непреклонен. Услышав о покушении на основы, он демонстративно выписал штраф. Никитин понял, что это самая настоящая контрреволюция, забрал права, талон с дырками, штрафную квитанцию, высадил пассажиров и помчался к первому секретарю райкома комсомола.
Первый внимательно посмотрел на дырку и поинтересовался: «Ну а ты сказа, что наш, что свой, что ответственный работник и был на задании по искоренению?» Никитин утвердительно кивнул головой. Владислав понял -это контрреволюция и стал быстро набирать телефон Первого секретаря районного комитета партии.
Федор Федорович оценил рассказ комсомольцев с полуслова и без лишних расспросов позвонил начальнику районного ГАИ, поручив ему пресечь контрреволюцию в рядах милицейских органов в зачатье.
Начальник ГАИ быстро выяснил фамилию лейтенанта, и в оправдание его вероломных действий сказал, что накануне прошло партийное собрание и его за пьянку не приняли в партию, поэтому теперь неудачник мстит всем работникам райкома. В этой ситуации он посоветовал Никитину заплатить штраф, взял талон предупреждения и напротив второй дырки написал: «Не действительна», расписался и поставил печать.
Впоследствии, кода Никитина останавливали гаишники, он с пафосом и гордостью показывал недействительную дырку. Она производила на офицеров огромное впечатление. Все понимали, что она есть и даже видна на просвет, но ее как бы и нет вовсе. Лаконичное слово «недействительна», подпись и печать говорили сами за себя: «У этого владельца Запорожца серьезные связи и, конечно, такого уважаемого человека лучше опустить с миром». К сожалению, талоны предупреждения и дырки предупреждения вскоре отменили на государственном уровне. Идеологическая привилегия была утрачена, но Никитин четко усвоил способы пафосного воздействия на сотрудников ГАИ.

Продолжение следует