Кража по Марксу

Каждый раз у кассы в магазине я вспоминаю, что всех нас каждодневно обкрадывают, причем дважды. Как это делается?

По Марксу, цель любого процесса капиталистического производства – получение прибавочной стоимости. Он ее определяет следующим образом: «Прибавочная стоимость есть не что иное, как избыток того количества труда, которое дает рабочий, над тем количеством овеществленного труда, которое он получил в своей собственной заработной плате в качестве стоимости своей рабочей силы» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 190-191).

Как пишет В.Леонтьев в книге «К изучению «Капитала» К. Маркса», «Прибавочный труд рабочей силы есть даровой труд для капитала и потому образует для капиталиста прибавочную стоимость – стоимость, за которую он не уплачивает эквивалента», т.е. крадет.

Далее эта прибавочная стоимость, овеществленная в товарах и услугах, поступает на рынок, и мы из уже частично обокраденной заработной платы еще раз платим за уже украденный у нас труд. Более того, если зарплата зависит от нашей трудоспособности, то цена товара назначается с учетом совершенно иных критериев, одинаковых для всех людей и вне всякой связи с их способностями.

Но эти способности (физическая сила, выносливость, сообразительность, леность…) получены каждым при рождении и, в основном, нашему воздействию неподвластны. Получается, что такой метод реализации прибавочного труда означает, как минимум, для всех двойную, а для многих и тройную, эксплуатацию. Человек, его способности, интересы, слабости и наклонности при этом превращены в товар. И даже человеческие отношения рассматриваются исключительно как обмен стоимостями. Причем наша эгоистическая природа заставляет нас стремиться к неравноценному обмену: каждый старается дать меньше, а получить больше. В результате эти отношения носят всеобщий конкурентный и враждебный характер.

Другими словами, каждый человек стремится украсть труд другого. В сфере производства предприниматель крадет труд работника, в сфере обмена дающий и получающий стремятся обокрасть друг друга. Почему это происходит?

Здесь имеют место два фактора: сам по себе процесс реализации прибавочных стоимостей (их обмен на деньги) и характер этого процесса. Отказ от обмена невозможен, т.к. означал бы возврат к временам натурального хозяйства. Уже не говоря о том, что не в нашей власти остановить действие законов общественного развития. Остается поискать возможность и направление изменения характера этого обмена.

Саму возможность красть труд друг друга создают нам следующие черты процесса обмена:

– наличие прибавочных стоимостей;

– стремление к неэквивалентному их обмену;

– индивидуальный характер владения прибавочными стоимостями;

– оценка наших отношений лишь и только через призму обмена стоимостями.

Как этого избежать? Где же здесь звено, уцепившись за которое можно вытащить всю цепь? Общими для всех этих четырех факторов являются понятие стоимости и индивидуальный характер обладания ею.

В самом деле, прибавочная стоимость сама по себе и украденный при неэквивалентном обмене труд оцениваются в стоимостных единицах (деньгах). Возникшие в ходе обмена взаимоотношения также характеризуются посредством денег – какую стоимость дал и какую получил взамен. А все это оценивается лишь с точки зрения интересов индивидуального собственника стоимостей. Ликвидировать эти два фактора можно лишь путем объединения собственников в единую общность. В ней интересом каждого будет не увеличение стоимости, которой он владеет, а наращивание стоимости, находящейся в распоряжении общности в целом.

Конечно же, все помнят неудачный опыт создания такой общности в СССР. Но дело в том, что она уже много миллионов лет существует и эффективнейшим образом функционирует в природе. И это мы сами – люди, точнее, наш организм. Ведь он является объединением отдельных, эгоистических по природе, органов, в результате которого появилось нечто качественно иное – человеческий организм.

А начался этот процесс с объединения индивидуальных первичных белковых клеток в многоклеточный организм, т.к. он функционировал лучше каждой самостоятельной клетки. В нашем организме каждый орган заботится лишь об удовлетворении потребностей других органов, т.к. это является условием эффективного функционирования организма в целом. Таким образом, природа уже давно доказала принципиальную возможность создания такой общности. Неудачные попытки людей в этом направлении свидетельствуют лишь, что мы плохие ученики.

Присмотримся к деятельности нашего организма с точки зрения рассматриваемой темы. Наличие общего для всех органов интереса исключает возможность эксплуатации в организме одних другими. Тем самым аннулируется само понятие прибавочной стоимости и, соответственно, индивидуального обладания ею. Более того, наш организм вообще не знает понятия «стоимость», но ведь процесс «обмена услугами» между органами в нем происходит.

Как же тогда при отсутствии понятия стоимости оцениваются отношения в ходе этого обмена? Как проверяется эквивалентность обмена? Это происходит путем перехода от количественной (стоимостной) оценки отношений к качественной – по полноте усилия. В организме каждый орган печется об интересах других. Для этого он должен иметь полную информацию об их состоянии и потребностях. Иначе говоря, в такой общности каждый о каждом всегда все знает. Это исключает минимальную возможность какого-либо обмана или недобросовестности. В таких условиях возможен лишь один единственный вид «обмена услугами» – в соответствии с полной, стопроцентной мерой способностей каждого.

Конечно же, со стоимостной точки зрения это будет неравноценный обмен, так как способности каждого отличны друг от друга. Но организм не может существовать без стопроцентной работы, например, почек. Поэтому ему неважно, что в стоимостном выражении они дают ему меньше, чем, скажем, мозг. Ему важна не стоимость, а полнота усилий почек, их нормальная стопроцентная деятельность. Такие принципы деятельности организма применимы и к объединенной человеческой общности. Нам нужно лишь внимательно присмотреться к урокам Природы.