Левандос Часть 5

Часть 5

Душа

Между тем райская жизнь продолжалась. Оставалась всего пару лечебных процедур и уже отшлифованные зубы сияли белизной. Легкие очистились от выхлопных газов. Отдых плавно двигался к экватору – середине срока пребывания в санатории. Запасов вина стало меньше, а энергии и здоровья намного больше.
Вечером на дискотеке я увидел Беллу. Так звали высокую темноволосую красавицу-смуглянку - девушку из поселка. Она работала в санатории Форос, но предпочитала отдыхать в пегасе. Часть ее квартиры сдавалось знакомым, которые пришли вместе с ней потанцевать на дискотеке. Я сел за столик у бара и стал мысленно восхищаться её южной крымско-татарской красотой. «И создает же природа такие шедевры!», подумалось мне. Черные, вьющиеся до плеч волосы. Горделивая осанка. Фигура богини, но крепко сложенная и чуть с более пышными формами. Высокая грудь, длинные, упругие сильные ноги. Черные, большие широко расставленные глаза, нос татарский, правильный, но чуть-чуть вздернут как у славянки. Губы пухлые, алые и влажные, как будто ждущие поцелуя…
Пока я любовался Изабеллой, ко мне подсела дама из числа отдыхающих. Она предусмотрительно предупредила, что девушка ни с кем близких отношений не заводит, блюдет, так сказать, себя, поскольку хочет наверняка выйти замуж и уехать из Пегаса в Москву. А в санатории, где она работает, у неё есть перспективный жених – бизнесмен.
Выпив для храбрости мадеры, я все-таки решил пригласить её на танец. Мы долго кружились в медленном танце, и мне казалось, что наши сердца соединились в едином биологическом ритме. Не помню точно, что я ей говорил, но это была яркая и страстная речь влюбленного с первого взгляда поэта, вооруженного домашними заготовками стихов, словно трассирующими пулями для боя. Слова как звезды с неба сыпались из моих уст, ярко вспыхивали и гасли в её сознании, как в бездне моря. Поскольку она была очень красива и непреступна, никто не приглашал ее танцевать кроме меня. Мы кружись одни все медленные танцы. Она все время многозначительно молчала. Пришлось применить тяжелую артиллерию. Во время последнего танца, с глубоким чувством и на одном дыхании прозвучали, яркие, искренние и очень проникновенные слова, написанные во время учебы на первом курсе института:

«Я словно сплю, во сне глубоком
Младая дева предо мной.
И взгляд ее сплошным потоком
Разрезал сладостный покой!
Ее коричневая кожа,
Меня, волнуя и тревожа,
Покрыта дымкой золотой,
Как у вакханки молодой!
Объятый призрачным виденьем
Проснулся, но опять она
Небесной прелести полна
Мелькнула темным приведеньем…
А губы жаждут и манят,
И целый мир в себе таят!
Хороший сон, но что же дальше?
Я на земле хочу ее,
Чтоб наяву, без сонной фальши,
Принадлежало мне – мое!
Чтоб насладиться в мире этом,
В один из дней перед рассветом,
Теплом любви и красоты,
Чтобы моею стала ты!
И дни пойдут светлей и краше,
И небо станет голубей,
Когда его увидишь с ней,
Когда воскликнешь: «Небо наше!»
Услышь меня, и, средь забот,
Подумай: кто тебе завет!
Приди ж скорей в мои объятья!
Соединимся мы с тобой.
Сними стесняющие платья,
И стань скорей сама собой!
Я за тобой везде пойду,
Но нет, я болен, я в бреду,
Рассудок трезвый помутился…
Проклятье, я в тебя влюбился!
Нельзя поэту предлагать
Прекрасной девушке такое,
Но только нет во мне покоя,
И не могу тебе я лгать!
Ты грех мне этот отпусти,
И если можешь, то прости.
Но нет, прощения не надо.
Не переделаешь меня.
Ты, словно лучшая награда,
Зовешь, манишь к себе меня!
А я, объятый вдохновеньем,
Любовью, страхом и виденьем,
Я буду ждать тот ясный миг,
Когда промолвит твой язык
Люби заветную молитву,
Чтоб ты сказала в тишине:
«Приди, приди поэт ко мне!»
И я помчусь к тебе, как в битву,
Гонимый мукой и мольбой,
Так долго грезивший тобой!»

Когда звучали последние аккорды музыки, как-то незаметно танцующие очутились на берегу моря, и было любопытно наблюдать за ними как бы со стороны.
Светила яркая луна. Было жарко. Звезды падали в море. Белла решили искупаться. Она смело сняла платье и пошла в море в красивом нижнем белье, ярко белевшем на её смуглом, загорелом теле. Поэт последовал за ней в море, как в бездну! Искупавшись, красавица сняла посушить бельё. Они сблизилась, но не прикасались друг к другу. Вдруг она обняла его за шею, и влюбленные слились в долгом, страстном и сладостном поцелуе, который длился целую вечность…Сколько времени длился этот поцелуй неизвестно, он был бесконечно долгим. А когда все же закончился, красавица деловито надела платье, собрала мокрые вещи и быстро пошла в сторону поселка, категорически не разрешив проводить до дома. Прекрасная, в лунном свете, с растрепанным мокрыми волосами и узелком нижнего белья, она растворилась в темноте крымской ночи…
Потом Белла еще раз появилась на танцах. Сама подошла к поэту и безапелляционно заявила, что выходит замуж, поэтому продолжения короткой поэтической любви не будет.
Через несколько лет, случайно, я узнал, что ее свадьба с бизнесменом сорвалась и в Москву она не уехала. Потом Белла перешла на работу в санаторий Пегас, вышла замуж за местного парня - водителя автобуса и быстро развелась. Когда в очередной раз в Пегасе отдыхал Александр Штиль, она спрашивала о поэте, но после смерти отца я больше не бывал на Украине, предпочитая отдыхать в Турции и других странах. А там, за границей, во мне просыпался русский дух, и мятежная русская душа требовала возвращения на Родину в Россию и на Украину в Крым и Пегас. Но чтоже это такое русская душа? Кто такие русские? Что так влечет нас на Родину, большую и малую?
Наши знакомые Белоруски, Украинки, Татарки, как Москвички и Лениградки, … жили когда-то в одной большой стране и свободно говорили на русском языке. Алчные политики-властолюбцы вопреки желанию людей развели всех по разным государствам, по принципу: разделяй и властвуй. Много русских людей было оставлено на произвол судьбы за новыми суженными приделами России. Тогда почему-то вдруг все задумались о своей принадлежности к той или иной национальности. За все народы сказать сложно, но с уверенностью можно определить русского человека по трем ключевым признакам: русский язык, православная вера и русская душа.
Кто говорит и думает по-русски, имеет русскую душу и хочет быть русским, исповедает православную веру, или хотя бы испытывает к ней симпатию, тот и является русским независимо от группы и состава крови.
Русские это формирующийся на основе финно-угорских, славянских, скандинавских, европейских, кавказских, азиатских и других восточных и западных народов, многочисленный, смешанный, частично цивилизованный народ. Он говорит на русском языке, исповедует православную христианскую веру, преимущественно эмоционально, а нерационально воспринимает, объясняет и создает действительность. В Российской федерации и рядом живут и другие народы, народности, и племена. Они за тысячелетнюю историю страны пока не ассимилировались, говорят на других языках, исповедают другие религии, имеют специфический уклад жизни, не обладают русской душой, ведут себя по-другому, не по-русски.
Мурома, мещера, кривичи, вятичи, племена тверских, калужских, владимирских, рязанский, тульских, ярославских, смоленских, новгородских, псковских и многих других земель объединились и стали русским. Белорусы, украинцы, татары, мордва, чуваши и другие народы ими пока не стали. Вероятнее всего процесс этногенеза – формирования народа, еще находится только на своей ранней стадии, и молодой русский этнос - народ еще только формируется. В этой связи, важно осмыслить, понять и предложить эволюционный, мирный путь, способствующий формированию великого российского суперэтноса, при объединяющей роли русского самого многочисленного народа из всех народов России. Для этого есть три главных ориентира: державность, равенство и мир. К ним, безусловно, можно прибавить русский дух, хранящийся в русской душе.
Русская душа это способность сопереживать боль других как свою, это доброта, граничащая с наивностью, это талант и лень, это зависть и бескорыстие, это удаль и размах, это смелость и рабское поклонение, это возвышенность и черствость. Короче говоря, русская душа это стереотип возвышенного, неоднозначного, нелогичного, чувственного, преобладающе эмоционального, а нерационального поведения. Русская душа это способность и потребность человека эмоционально воспринимать, интерпретировать действительность и действовать в эмоциональном возбуждении. Русские всегда долго запрягают, но быстро едут. И какой же русский не любит быстрой езды? Русские любят чудеса техники и сами пытаются их создавать: скатерти самобранки, ковры самолеты, сапоги скороходы. Русскому человеку нужна светлая мечта, большая любовь, подвиги героев, он готов на самопожертвование ради других, даже не очень близких, ему нужен размах и проявление удали молодецкой без меры и ограничений. Русским ближе творческий хаос, чем строгий порядок.
Известно, что русский дух где-то витает над страною и часто парит над Москвой и Костромой. Его можно ощутить, почувствовать и даже описать, например вот так:

Я влюбился в Кострому!
Сам не знаю, почему?
Там великая река
Широка и глубока.
Перелески, пустыри,
Храмы и монастыри,
И приветливый народ
Бедно, праведно живет.
Вместе с Волгой Кострома
Вниз волну ведет сама,
Выплывает на простор,
Услаждая долгий взор,
И несет потоки в даль -
В них и радость и печаль.
Проплывают корабли
Из Московии - Земли,
В Нижний Новгород плывут,
Постоят немного тут.

Пролетая меж полей,
В душах селится людей
Русский дух непокорённый,
Свежим ветром напоённый.
Раскрываясь не спеша,
Дремлет русская душа:
Непонятна никому-
Только Богу одному:
Она - гордость и покорность,
Удальство, размах, задорность,
Беднота и мотовство,
Доброта и воровство.
Она - радость вдохновенья,
Черной зависти сомненья,
Верность, смелость, хаос, лень,
И томленье всякий день,
Вера в сказку, жажда чуда,
И разбитая посуда
После праздников хмельных
И застолий именных,
Коллективное моленье,
Темноты преодоленье,
Грандиозное стремленье,
И таланта озаренье.
Она вера в справедливость,
И природная сметливость,
Вера в светлую мечту,
И, конечно,- в красоту.

Чтобы страха избежать,-
А врагов в узде держать,
Чтобы Родиной гордиться-
Русский дух в душе хранится.

Точно знаю почему
Я влюбился в Кострому!
Не таясь, воскликну вслух:
«Там родился русский дух,
Русью пахнет вековою
Над старинной Костромою!»,
Разливаясь над страною,
Гордо веет над Москвою,
Жив, мятежен, не потух -
Православный, русский дух*!

Турецкое рандеву

Широта русской души, особенности русского характера (не зависимо от национальности по крови) лучше всего наблюдать за пределами России. В период, когда приватизация народной собственности была в самом разгаре, а граждане еще не в полной мере вкусили плоды свободы, один отдыхающий санатория Пегас, он представился доцентом московского вуза, рассказал увлекательную историю путешествия группы работников народного образования в Турцию по профсоюзным путевкам. Для несчастных граждан капиталистического общества, которые никогда не отдыхали по профсоюзным путевкам, сообщаю: они были для кого-то бесплатные, а другие платили только 30-50% их стоимости. Все зависело от близости к руководству организации и лидерам профсоюзного движения, стажа добросовестной работы и состояния здоровья. Полную оплату путевок осуществляла организация из фонда социального страхования. Цена путевок, реализуемых «карманной» туристической компанией была завышена, что позволяло чиновникам Фонда социального страхования - будущим новым русским капиталистам, осуществлять первоначальное накопление капитала.
Поскольку основная масса туристов ехала отдыхать условно бесплатно и на халяву (какое это сладкое слово бесплатно!!!!), то в группу была назначена руководителем сотрудница одного из весьма серьезных отделов учебного заведения. В ее задачи входило следить за поведением туристов «за бугром» и взаимодействовать с принимающей стороной. Кроме того, по результатам поездки требовалось собрать с довольных туристов деньги на существенный подарок руководству, которое вознаградило их с «барского плеча» почти бесплатным и увлекательным путешествием.
Наряду с учителями, доцентом и директором школы, в делегацию были включены внук главного бухгалтера Управления образования одно из округов Москвы и возлюбленная председателя профкома высшего учебного заведения. Сам он не смог поехать, поскольку был занят борьбой за распределение материальной помощи нуждающимся преподавателям и часто выпивал. В путешествие отправили перспективного ученого и доцента, чтобы тот немного отдохнул и заодно проследил за поведением взбалмошной женщины на отдыхе. Она была красивой и несчастной, имела двоих детей и двоих любовников, но мечтала выйти замуж за иностранца. Внук бухгалтера тоже имел отношение к образованию, поскольку поставлял в школы мебель, оборудование и всякое другое, необходимое для учебного процесса. Делал он это через доверенную компанию, и вместе с бабушкой, интенсивно осуществлял первоначальное накопление капитала.
Шли лихие девяностые годы. Массовое расхищение государственной собственности шло полным ходом. Старый лозунг времен НЭПа (новой экономической политики) видного большевистского деятеля Николая Бухарина: «Обогащайтесь!» с большим опозданием активно претворялся в жизнь. На фоне высоких цен на товары первой необходимости и галопирующей инфляции, зарплата педагогов была мизерной. Они выживали, как могли, пользуясь еще оставшимися социальными благами – возможностью раз в два года отдыхать по путевкам, оплачиваемым организациями из Фонда социального страхования.
Рассказывая о поездке, доцент наверняка приукрасил и нафантазировал, но интересные детали и подробности его повествования придавали рассказу детективную реалистичность.
Прибыв в Турцию без опозданий, группа туристов отправилась на автобусе в направлении Анталии. Турок – водитель уверенно вел автобус. После краткого осмотра красот Анталии был взят курс на курортный город Кемер в сторону трехзвездочного отеля. На одном из перекрестков автобус неожиданно задел встречную грузовую машину. Водители выскочили на проезжую часть и в течение 5 минут колотили друг друга без лишних словоблудий. Драка на дороге была колоритной и короткой. Выплеснув гнев, друг на друга, водители мирно разошлись, почесывая ушибы от ударов. Вскоре движение возобновилось. Женщины с пониманием и любопытством разглядывали забияку водителя автобуса, мужчины смотрели отстраненно в окно, представляя себя на его месте.
Отель стоял на берегу моря, утопал в сосновом лесу, был не большим и достаточно комфортабельным. Расселение прошло спокойно. По негласным правилам морального кодекса строителей коммунизма, вместе селили только однополых туристов, поэтому попытка возлюбленной председателя примкнуть к доценту не увенчалась успехом. Его отправили отдыхать с внуком главного бухгалтера, а ей пришлось поселиться со строгой руководительницей группы.
На отдыхе люди быстро меняются. Рушатся стереотипы поведения, новая обстановка формирует неожиданные действия туристов. Тихие становятся буйными, овцы - волками, злые смягчаются, а лидеры превращаются в тряпки. После отдыха все возвращается на свои места. Курортные романы недолговечны. По уровню эмоционального напряжения и скорости смены декораций день на отдыхе приравнивается к трем дням на работе. Педагоги были не исключение. Все они были серьезными, знающими и культурными специалистами, но на отдыхе каждый неосознанно выбирал свой стиль новой жизни. Зажатые нуждой, тяжелой работой и строгими правилами морали, они, как могли, раскрепощались вдали от учебных классов.
Трехзвездный отель предлагал туристам только бесплатный завтрак и ужин, а спиртные напитки стоили в два раза дороже, чем в соседнем магазине (этот факт туристы быстро вычислили). Однако проносить в отель спиртные напитки со стороны не разрешалось строгими правилами проживания. Внук – удачливый бизнесмен и любимец бабушки предусмотрительно привез из Москвы 3 бутылки крепкого джина и потихоньку стал его потягивать в свое удовольствие. Остальным туристам пришлось в первое время потратиться на дорогую выпивку, но потом были налажены каналы нелегального проноса спиртного из магазина в отель. Хотя уборщики находили в урнах и номерах большое число пустых бутылок, выручка отеля упала. Администрация высказала руководительнице группы претензии по поводу нарушения правил проживания в отеле русскими туристами (якобы немцы пили только в баре). Она проводила беседы, но народ продолжал экономить. Чтобы избавиться от улик – пустых бутылок, их уносили за территорию отеля. После ужина часть народа выпивала и развлекалась в соседнем баре, возвращаясь за полночь и слегка навеселе – так было намного дешевле. В один из таких вечеров возлюбленная председателя привлекла к себе внимание местных жителей, отдыхавших в придорожном ресторанчике. Мужчины – турки решили воспользоваться ее увядающей красотой для удовлетворения своих горячих желаний. Однако доцент и работающие в ресторане узбеки решили защитить честь гражданки бывшего СССР и в короткой стычке одержали победу над местными мужиками. Этот инцидент послужил поводом к тому, что работники отеля стали в ночное время закрывать входные двери, ссылаясь на необходимость соблюдения тишины и обеспечение безопасности туристов. Но не тут-то было. Наших туристов закрытыми дверями не остановишь. В номере на первом этаже, в котором проживали доцент и внук, был выход с балкона прямо на газон перед бассейном. Это позволяло загулявшим туристам пробираться в отель и проносить спиртное в ночное время. Руководительница группы строго предупреждала работников народного образования о последствиях невыполнения правил проживания, вплоть до сообщения по месту работы. В ответ на это делегация отказалась сбрасываться на подарок руководству. Руководительница временно отступила, сожалея о былых временах, кода за такие проступки могли исключать из партии и выгнать с работы. По счастливой случайности, в период обострения революционной ситуации, она встретила вечером на пляже буровика из Тюмени. Как вспышка молнии, как гром среди ясного неба внезапно началась их любовь с первого взгляда. Ей было далеко за сорок, ее муж был почтенным профессором, она всю жизнь придерживалась строгих правил и принуждала к этому других. А буровик был еще не стар, немного пьян, весел и смел. Море шумело призывным прибоем, а на солнце закипала кровь. Ее сердце дрогнуло, голова закружилась, а мозги перестали работать.
Они бродили всю ночь по берегу моря и только под утро пробирались через номер доцента в закрытый на ночь отель. К этому времени ее соседка – любовница председателя профкома, временно переселилась на первый этаж. Внук бухгалтера с пониманием выпивал джин и перемещался спать в ванну. Доцент держал открытыми балконную и входную двери, и, претворялся спящим, когда влюбленные проходили через их номер. Очевидно, что нефтяник смог пробурить путь к сердцу суровой женщины. Всего за два дня счастья руководительница буквально расцвела и стала отзывчивой и обаятельной.
Группа сочувственно отнеслась к последней любви руководительницы и перестала прятать от сотрудников отеля принесенные со стороны бутылки. Любовница принесла себя в жертву обстоятельствам и чтобы не мешать чужому счастью и, в тоже время не стеснять внука, спящего в ванной, ушла в город. Гуляя по магазинам, она внезапно познакомилась с состоятельным хозяином торговой точки. Он моментально пригласил ее провести время на яхте. Оставив чемодан на сохранение доценту, налегке она отправилась в путешествие, предполагая исчезнуть на несколько дней. Чтобы произвести впечатление на свою новую подружку, торговец попросил капитана причалить на яхте прямо к берегу отеля. Возлюбленная председателя как юная Асоль вспорхнула по трапу к своему новому другу, предварительно взяв клятву с доцента о том, что он не расскажет об этом приключении ее двум любовникам, оставшимся на Родине. Женщины с завистью глядели на отплывающий корабль, мужчины представляли себя на месте капитана.
Доцент, связанный клятвой молчания о проделках попутчицы, отправился в компанию активных учительниц, возглавляемую директором школы. Она была женщина не старая, властная, немного полная и симпатичная. В кругу своих коллег она рассуждала на животрепещущие темы. Во–первых, внук был слишком молод, пил много джина и поэтому не часто выходил из номера. Поэтому, с женской точки зрения, от него не было ни какого прока. Во-вторых, отдыхавшие немцы привезли с собой «немецкие морщинистые самовары», пили пиво в баре и вяло реагировали на русских красавиц. В-третьих, руководительница, старая прожженная кадровичка, обезвредила единственного нормального мужика – бурильщика из Нижневартовска. Оставался один доцент, о котором все думали, что он приехал отдыхать с любовницей. Но она, беспутная, предпочла ему торговца и корабль. Поэтому он должен был быть неутешным в своем горе.
Появление доцента несколько оживила женскую компанию. С целью смягчения его горя в складчину был куплен ящик пива и для непосредственного общения с обиженным преподавателем делегирована самая молодая учительница. Однако скоро выяснилось, что он не грустит, предпочитает аспиранток и что учительницы не в его вкусе. Поэтому коллективные посиделки на пляже перешли в состояние несбывшихся желаний. Когда они достигли высокого уровня напряжения, директриса неожиданно заявила, что могла бы, если бы только захотела, выписать мужика за свой счет хоть из самой Москвы. Хотя по ее дорогим, сверкающим на солнце золотым браслетам и кольцам с бриллиантами было видно, что женщина она состоятельная, никто ей решительно не поверил. Отвергнутая доцентом учительница принялась оспаривать наглое заявление, объявив его принципиально ложным и несбыточным. Спор педагогов разгорелся не на шутку. Чтобы дело не дошло до серьезного конфликта, в качестве приза победителю был всенародно установлен ящик вина. Доцент был определен в свидетели. Он лихорадочно разбил рукопожатие педагогов, приговаривая: «С разбивающего, денег не берут!». После этого спор вступил в законную силу. Директриса демонстративно отправилась звонить в Москву своему возлюбленному. Остальные разбрелись по номерам. Пустая посуда была нагло оставлена на пляже.
На следующий день туристы отправились на экскурсию в Аспендос – осматривать хорошо сохранившиеся развалины древнего театра. Всех поразило то, что тихо произнесенное слово на его сцене, было хорошо слышно даже на самом верхнем ярусе каменных скамей. Умели же греки строить! Турки, захватив эти земли, за много лет практически ничего выдающегося не построили. Только в последние годы на побережье активно строились отели.
На другой день ездили по магазинам скупать дешевое золото и завернули в аквапарк. Большинство туристок обзавелось увесистыми украшениями. Не пожелавшие посетить аквапарк прикупили себе дубленки. Два дня прошли без происшествий в ожидании трехдневного срока окончания спора. От уплывшей возлюбленной и торговца ни хороших, ни плохих вестей не поступало. Внук бухгалтера допил привезенный джин и резко увеличил выручку бара у бассейна. Администрация смягчилась и перестала закрывать двери отеля на ночь, к тому же эта мера оказалось неэффективной. Бурильщик и его возлюбленная не выходили из номера даже на ужин. Сердобольные учительницы приносили им остатки еды со шведского стола прямо в номер.
К вечеру третьего дня раздался долгожданный звонок прилетевшего из Москвы возлюбленного директрисы. Поскольку в отеле свободных мест не было, он поселился в другом отеле, через дорогу и приглашал возлюбленную навестить его с дружественным визитом.
Гордая и прекрасная, оплатившая три дня счастья и его билет в обратный конец (так они договорились между собой), она в одном халатике и шлепанцах оправилась на свидание в соседний отель. Проигравшая сторона пыталась оттянуть расплату, выдвинув требование: «Предъявить прибывшего из Москвы живого мужика, паспорт и билеты на самолет!».
Ночь прошла спокойно. Внук бухгалтера спал в своей кровати сном праведника. Звезды сияли над морем холодным светом. Цикады громко стрекотали призывную песню любви. Доцент не спал, он думал, что в этот самый момент, три разных женщины из далекой холодной России были одинаково счастливы в жарких объятиях теплой турецкой ночи.
Утром после завтрака внезапно появилась потрепанная и злая директриса. Она рассказала, что коварные администраторы соседнего отеля приняли ее за проститутку. А поскольку она им не предложила плату за проход в номер к русскому туристу, была вызвана полиция. В тот момент, когда влюбленные бросились в объятия друг друга, дверь отрылась запасным ключом. Полицейские потребовали предъявить документы. Их не оказалось и ее арестовали. Протесты были бесполезны до тех пор, пока она не предложила им 100 долларовую бумажку, случайно оказавшуюся в кармане халата. После этого ее любезно доставили обратно в отель и передали в объятия ошеломленному и безутешному возлюбленному. Остаток ночи прошел в атмосфере добросердечности и взаимопонимания. Но настроение романтического свидания было безнадежно испорчено.
Чтобы выиграть спор, пред самым отъездом возлюбленный был представлен заинтересованной группе отдыхающих. На вид он оказался нормальным мужиком, а не каким-нибудь там альфонсом. После его отъезда в оставшиеся дни отдыха она сокрушалась, что впервые предалась любви за сто долларов со своим же возлюбленным, выписанным из Москвы на три дня за свои же деньги.
Получив в качестве приза ящик вина, директриса и компания, чтобы развеяться, отправились на прогулку на яхте. В программе плавания предполагалось посещение необитаемого острова и купание в бухте, где в толще воды должны были быть видны развалины города, основанного еще Александром Македонским. В ожидании прибытия яхты к причалу города Кемер, группа воодушевлялась в предвкушении предстоящего плавания, дегустируя вино местного разлива. Кроме педагогов на экскурсию собрались отплыть несколько молодых жен новых русских вместе с детьми из ближайшего пятизвездочного отеля. Сами новые русские отсутствовали по уважительной причине: на Родине они колотили бабки, т. е. делали деньги.
По прибытии яхты, остатки вина вместе с разомлевшей директрисой и частью уставшей от отдыха компании были отправлены в каюту на заслуженный отдых. Корабль взял курс на необитаемый остров. Капитан рассказал, что вот уже 200 лет здесь не было шторма. Жены новых русских расположились на корме судна и судачили про своих непутевых мужей. Дети бегали туда-сюда и визжали от радости. Доцент и внук бухгалтера сидели на носу яхты в приятном расположении духа, пили вино и мечтали о дальних морских походах. Вдруг подул ветер, на горизонте появилась черная туча, которая стала стремительно приближаться. Капитан забеспокоился, море сильно качнуло яхту. Вдали показался необитаемый остров. Пошел дождь. Чтобы избежать неприятностей капитан предложил не подплывать к острову, а сразу идти в бухту, где можно укрыться от непогоды. Но доцент давно мечтал ступить на необитаемый остров, поэтому потребовал вернуть всей группе часть денег от недополученного удовольствия. Капитан не захотел возвращать деньги. Через некоторое время яхта бросила якорь недалеко от необитаемого острова. Тем временем шторм усиливался. Волны накатывались на остров, выбрасывая на камни множество морских ежей. Удачливый бизнесмен - внук бухгалтера и доцент прыгнули в воду и поплыли к острову. Первым суши достиг бизнесмен и ступил на землю. Но вместо земной тверди нога попала в скопление морских ежей. В ногу впились несколько ядовитых иголок. Мужественно расчистив дорогу от ежей, он вытащил доцента на берег и стал выдергивать иглы. Ветер усилился. Яхту стало уносить в море. Товарищи бросились догонять ее вплавь. Обессиленные они еле-еле вкарабкались на корабль по якорной цепи. На корабле началась легкая паника. Дети прижались к мамашкам и плакали. Новые русские мамки выхватывали друг у друга спасательные жилеты, которых как обычно на всех не хватало. Только из каюты доносилось спокойное и монотонное похрапывание отдыхающих туристов. В какой-то момент яхта накренилась от порыва ветра, взлетела на волне и у нее обломилась верхушка мачты. Капитан связался с берегом и предал в эфир сигнал «SOS». Внук- бизнесмен внезапно почувствовал острую боль в ноге и пополз в каюту искать зеленку и новую бутылку вина.
Когда шторм забушевал с особой силой, часть пассажиров, одетых в спасательные жилеты, смыло волной. За поручень кормы держалась девочка и кричала: Мама, Мама, Мама! Видимо ее выбросило за борт. Доцент как будто ждал этого момента. Он схватил девочку и, не дожидаясь пока яхта перевернется, прыгнул с ней в воду. Он понимал, что спасаться одному некультурно, а спасать толстых жен новых русских - верная гибель. Берг был виден и он рассчитывал, что доплывет вместе с девочкой. Она крепко схватила его за шею и судорожно дрыгала ногами. Так они плыли долго. Шторм постепенно стал утихать. Кончился дождь, и выглянуло солнце. Когда казалось что спасение уже близко, а до берега оставалось не более ста метров, силы вдруг покинули его. В этот роковой момент он подумал: «Тонуть вместе глупо, погибнет ученый, это большая потеря для страны. Но если бросить девочку, то всю оставшуюся жизнь будут сниться ее глаза, ее руки будут судорожно сжиматься на шее, ее силуэт на дне моря будет вечным укором и проклятием!». В жизни каждого человека бывают такие события, такие минуты, кода необходимо сделать ужасный выбор. И хотя существует пословица, что из двух зол выбирают меньшее, бросить ребенка не так-то просто. В этот момент доцент вспомнил свою дочь. Он сильно ее любил. Он представил, что ей может быть тоже когда-нибудь будет плохо, и никто не придет ей на помощь? Но с другой стороны, если он погибнет, ктоже тогда будет ее воспитывать, кормить и защищать? Тем временем они стали погружаться в море…. Что же делать? Что делать? Тонуть, или не тонуть? Вот в чем вопрос!
Погружаясь в пучину моря, водоворот противоречивых мыслей и чувств, на грани отчаяния он вдруг почувствовал твердую почву и уперся в нее ногами. Проплыв вперед, барахтаясь из последних сил, они наткнулись на отмель, которая шла к берегу в виде подводной косы. По ней им на встречу уже бежали какие-то люди и махали руками.
Впоследствии выяснилось, что яхта не утонула, а тихим ходом добралась до бухты, под водами которой были видны развалины древнего города, который основал Александр Македонский. Волной никого не смыло, просто часть туристов спустились в трюм, спасаясь от дождя и ветра. А как же спасенная девочка? Она приснилась доценту, убаюканному морской качкой, усталостью и турецким вином. Судя по рассказанной истории, он был большим фантазером и даже немного поэтом.
На этом месте доцент остановился, задумался и после мечтательной паузы продолжил повествование.
В бухту пришло несколько яхт. Желающие могли поплавать прямо между развалинами. Стояла чудесная солнечная погода. Свежесть после дождя сочеталась с теплым солнцем и прозрачным морем. Все туристы высыпали на верхнюю палубу. Доцент с досадой за неудавшийся подвиг прыгнул с бортика судна в воду и долго не хотел всплывать. Но потом всеже решил, что у него на сохранении находится чемодан пропавшей возлюбленной председателя, поэтому он обязан явиться на ужин.
Последний день пред отъездом прошел спокойно. Возлюбленной председателя не было на месте, но поступила информация, что она появится точно ко времени отъезда группы из гостиницы. Бурильщик из Нижневартовска уехал накануне, поэтому руководительница группы ходила по пляжу в прострации и не преступала к своим обязанностям. Внук внезапно перестал пить и готовился к отъезду, читая детективный роман. Директриса набрасывала план заседания педагогического совета. Доцент писал стихи о море и неразделенной любви.
На следующий день, сухо попрощавшись с персоналом гостиницы, группа разместилась в автобусе и была готова к отъезду, однако одного человека не хватало. Доцент тянул время. Он пришел последним, даже закурил, хотя был некурящим, держал автобус как мог. В конце концов, через час поле назначенного времени отъезда, он занес лишний чемодан в автобус, и машина тронулась. В этот момент на дороге появилась она, потрепанная, но с подарками. Все закричали: «Стой! Стой!». Дверь открылась, и она впорхнула и пролетела на свое место возле доцента как бабочка, гонимая пронзительными взглядами не в полной мере удовлетворенных отдыхом туристок.
После отъезда группы, озадаченное снижением выручки, руководство отеля пересчитало оставленную туристами пустую посуду. С ужасом они поняли, что основные деньги прошли мимо. К убыткам они прибавили посуду немцев, которые переняли опыт россиян по экономии средств на спиртные напитки. Сами виноваты. Не стоило продавать те же напитки, что и в соседних магазинах по цене в 2 раза выше. Не нужно было вызывать полицию и требовать 100 долларов за свободу и любовь россиянки, нагло обвиняя ее в проституции. Нужно было не жалеть мяса и рыбы, сервируя шведский стол на завтрак и ужин. Не следовало бы турецким товарищам заглядываться на наших женщин и не давать им прохода, правда, они сами этого хотели. Ну а в целом поездка удалась. Теплое и прозрачное море, хорошая погода, сосны, прозрачный воздух, интересные экскурсии, подарки, дубленки и золото – все обошлось в 3-4 сотни зелени. Попробуйте отдохнуть на эти деньги в Сочи!
Через некоторое время, из Турции пришло письмо, в котором руководительница группы обвинялась в аморальном поведении. Так они отомстили за свои убытки. Она уволилась с работы, развелась с мужем и уехала в Нижневартовск. Директриса окончательно сошлась со своим другом, в школе сделали ремонт, и она была признана лучшей в округе. У одной из учительниц сын погиб в Чечне! Доцент написал книгу о приватизации и защитил докторскую диссертацию. Бабушка ушла на пенсию, а внук занялся другим бизнесом. Председатель скоропостижно умер от запоя, а его возлюбленная нашла работу в иностранной компании. Бесплатные профсоюзные путевки остались в прошлом. За поездки к морю теперь приходится платить полноценным рублем. В этом году бывший доцент, уже в ранге профессора снова посетил Турцию, но об этом он обещал рассказать во время следующей встречи.