Левандос Часть 6

Часть 6
Измена
В очередной заезд отдыхающих в санаторий приехала интересная парочка. Она состояла из солидного мужчины «за 50» с седою головой и блондинки лет 30-ти с длинными ногами и слегка потрепанной внешностью. Их разница в возрасте компенсировалась достатком, солидным положением ответственного работника и жизненным неустройством разведенной женщины с ребенком. Первое время они ходили в столовую и на пляж вместе. Он шел неторопливо, степенно, все ему было тут знакомо и ничего не удивляло. Она была здесь впервые и с любопытством рассматривала окружающие красоты и отдыхающих. Вечером, они, как правило, скрывались в номере, прихватив бутылку вина из бара.
Однако, через несколько дней, их прибывая в санатории, внимание блондинки привлек наш воздушный змей. Блондинка на то и блондинка чтобы рассчитывать на успех в любой ситуации. Она неплохо выглядела. Длинные ноги комплексно дополняли: 3 номер груди, светлые волосы, голубые глаза и отсутствие глубокомысленного взгляда. Но все же, по мнению профессиональных отдыхающих, она была уже чуть-чуть взрослой дамой. Тем не менее, никто не собирался прогонять ее с тусовочных мероприятий, если она вдруг приходила одна послушать песни под гитару. Постепенно, загорая в одиночестве на пляже, она как-то незаметно прибилась к нашей компании. Из вежливости я решил поинтересоваться: «Почему в последнее время она везде появляется одна, без спутника?». Но она не ответила, и только многозначительно два раза вздохнула.
В перерывах между купанием мы играли в покер на украинские мелкие деньги. Это придавало нашему размеренному существованию немного азарта. К тому же игра собирала много любопытных. Вокруг нас создавался ореол уверенности, лидерства и мужской привлекательности в глазах прекрасного пола.
В тот день я выиграл, что предало мне дополнительной уверенности в собственных силах. Блондинка сидела рядом, считая, что приносит мне удачу. Она всё больше и больше сближалась со мной и нашей компанией. Когда все пошли купаться, и мы остались одни за карточным столом, я повторил свой вопрос относительно ее спутника. Она эмоционально стала рассказывать, что он сидит в номере и пьет, что он жадный, что не мужик в плане любви, и вообще он гад. Она так и сказала: «гад», поскольку он не взял с собой на отдых её дочь. Теперь она переживает: как там её ребенок проводит лето в душном городе? Короче, с ним она жить здесь больше не хотела, и готова была переехать к нам на балкон. Я был немного обескуражен таким заявлением. И хотя блондинка была хороша собой, но мужская солидарность не позволяла мне воспользоваться ситуацией. Поэтому я объяснил ей «по понятиям», но в мягкой форме, невозможность нашего союза и большой занятостью балкона другими желающими. Я посоветовал ей вернуться обратно, и восстановить «статус-кво». Отвергнутая блондинка обиделась. Ей и в голову не могло прийти, что её такую яркую и привлекательную женщину могут отвергнуть из этических соображений мужской солидарности. Она ушла и больше в нашей компании не появлялась. Зато на следующий день женщина переселилась в номер к одному из вновь прибывших отдыхающих, который, видимо, не знал историю её предыдущей жизни в санатории.
Публично получив в подарок ветвистые рога от блондинки, её бывший возлюбленный перестал выходить из номера даже на завтрак, обед, ужин и запил. Сердобольные отдыхающие дамы носили ему еду. Среди них быстро образовалась партия в его защиту. Они довольно жестко осуждали блондинку и очень жалели рогоносца, пытаясь вернуть его к жизни. Как-то раз им удалось вытащить его из номера и отправить на автобусную экскурсию в Ялту. Они надеялись, что в преобладающе женском экскурсионном коллективе он сможет забыть свою неверную избранницу и обратит внимание на другую, не такую яркую и молодую, но зато надежную и провеянную одинокую даму бальзаковского возраста. Однако развитие событий пошло по другому сценарию. Перед отъездом на экскурсию рогоносец принял «на грудь» солидную дозу спиртного для храбрости и прихватил с собой фляжку с коньяком. В Ялте он попытался выйти из автобуса, но неудачно соскочил с подножки, упал и сломал ногу. Это известие привело санаторских дам в ярость. Они во всем винили блондинку и предлагали выселить её из санатория. Слухи о её прошлой жизни начали доходить и до её нового возлюбленного. Под напором общественного мнения он почувствовал существенный дискомфорт своего положения. Активные делегатки из числа отдыхающих дам проводили с ним душеспасительные беседы. Через три дня совместной жизни с блондинкой он понял, что придется взять её на полное содержание, оплатить ей санаторную путевку и обратный билет. Видимо это не входило в его планы, к тому же осуждалось общественным мнением. Наверное, поэтому вскоре у блондинки проснулась совесть. Она собрала чемодан и вернулась к загипсованному больному. Они стали появляться в столовой. Женщина трогательно ухаживала за больным, передвигающимся на костылях. Через пару дней, не дожидаясь окончания отдыха, они сдали обратные железнодорожные билеты и улетели в Москву самолетом. Этот случай стал поводом для внесения очередного правила в свод «законов» профессиональных отдыхающих: «Сколько любовницу не корми, она все равно на сторону смотрит, общаться с женщинами на отдыхе следует только по любви».

Москвички

Между тем жизнь в санатории шла своим чередом. Во втором корпусе на 12 дней поселились две девушки из Москвы. Для завязки близкого знакомства мы пригласили их на экскурсию на винзавод Массандра, поскольку правило профессиональных отдыхающих гласит: «Хочешь познакомиться, поезжай на экскурсию». В дегустационном зале нам дали попробовать настоящее вино: красное сухое, мадеру, херес и портвейн. Такого великолепного аромата и приятного вкуса я еще никогда не ощущал. Оказывается то, что мы покупаем в магазинах – низкопробное пойло. Вкус же настоящего вина Массандра из бочек был необычайным. Ароматное, солнечное, яркое вино охватывало язык и весь рот удивительным вкусом, потом в виде теплой волны стекало внутрь организма и быстро всасывалось в кровь, которая приливала к голове вместе с легким кайфом.
Надегустировавшись вина, мы приняли участие в винном аукционе. Вино продавалось по высоким ценам, поэтому удалось купить только бутылку Хереса – белого вина с высоким содержанием алкоголя- 14-16%. Оно появилось в Крыму относительно недавно. На дегустации нам поведали, что делегация из Массандры как-то изучала испанский опыт виноделия. Но иностранцы не раскрывали секрет производства сухого, но крепкого вина и не хотели продавать винный материал – закваску своим конкурентам. Однако на одной из дегустаций за рубежом в стакан сотрудника винзавода Массандра попал маленький кусочек, тонкая пленка закваски. Он выпил вино, а осадок скатал в комочек и втиснул под ноготь большого пальца руки, чтобы никто не заметил кражи винного материала. Когда делегация прибыла в Крым, он тщательно очистил ноготь и положил маленький кусочек из-под ногтя в благоприятную среду. Закваска стала размножаться – так появился Крымский Херес производства винзавода «Массандра». Когда это вино появилось в магазинах, испанцы долго не могли понять, как произошла утечка винного материала с их засекреченных виноделен.
На обратной дороге под воздействием вина контакт с девушками значительно упрочился, хотя заветной любовной искры не возникало. Москвички вообще всегда немного вредные. Это связано с плохой экологией города и дороговизной жизни в столице. Надышавшись выхлопными газами, используя воду с хлоркой для омовения тела, они за годы жизни в мегаполисе теряют сексуальность и женское обаяние. Высокие московские цены заставляют их много работать и (или) искать состоятельных мужей и спонсоров. По привлекательности и темпераменту они уступали украинкам, белорускам, крымчанкам и даже ленинградкам, а по гонору и запросам намного превосходили.
Насыщенные и переполненные предыдущими знакомствами, мы не форсировали события, давая возможность разборчивым москвичкам сделать свой единственный правильный выбор. Мы вместе ходили на пляж, в столовую, танцевали вечером на дискотеке. Но близких, доверительных отношений не возникало. Ни с нашей, ни с их сторон не было порывов страсти и всепоглощающей любви, а без любви общение не приносит радости.
Между тем очередная экскурсия направлялась в дом музей Антона Павловича Чехова, и мы решили приобщиться к высокой культуре. Его дом не впечатлял своей грандиозностью, но зато был местом исторического наследия.
Покупка Антоном Павловичем дома в Ялте имела следующую предысторию. Писатель болел туберкулезом - заразной и, в те времена, неизлечимой болезнью. Как врач он понимал: чтобы продлить себе жизнь хотя бы на несколько лет и оградить близких о заражения, ему нужно было уединено поселиться в сухом и целебном климате Ялтинского побережья. Но денег на покупку дома у него не было. Сбережения были потрачены ранее на приобретение усадьбы Мелихово недалеко от Москвы, где жили все его близкие.
Внук крепостного крестьянина по фамилии Чех, выкупившего себя и свою семью у барина, сын разорившегося лавочника, хорошо игравшего на скрипке, Антон был человеком талантливым и авантюрным. При этом умел зарабатывать на жизнь головой – литературным трудом и врачеванием, содержал себя и всех своих близких. Когда разорился и ударился в бега отец, он писал рассказы, публиковал их в журналах и неплохо зарабатывал. Закончив учебу в университете, он оформился переписчиком и во время первой в России переписи населения отправился за казенный счет на Сахалин через всю страну. Одновременно он заключил договор с литературным журналом на публикацию путевых заметок. Обратно писатель возвращался морем через Турцию, осуществив, практически, кругосветное путешествие. По итогам поездки он был награжден государственной наградой - медалью за участие в первой переписи населения.
Литературный труд Чехова А. П. был оценен по достоинству. Академия наук избрала его свои действительным членом по отделению словесности вместе с Алексеем Максимовичем Пешковым (Горьким). По совокупности заслуг внуку крепостного и сыну лавочника был присвоен дворянский титул. Когда Горького за революционную деятельность лишили звания академика, Чехов совершил неординарный поступок. В знак солидарности с опальным писателем он отказался от почтенного звания академика!
В конце жизни, понимая, что жить ему оставалось всего год-два, Чехов решил обмануть издателя по фамилии Маркс. Он заключил с ним эксклюзивный контракт, согласно которого все написанные Чеховым произведения за 20 предстоящих лет будут принадлежать издательству Маркса. За это он получил солидную сумму, на которую купил участок земли и построил дом в Ялте, и прожил последние годы уединенно до своей смерти. По преданию, перед самой смертью он попросил шампанского, выпил и умер. Возможно, Маркс, заключая договор на 20 лет, догадывался о близкой смерти Чехова и просто оказал ему благотворительную помощь?
Посещение дома писателя, врача и бизнесмена духовно не сблизило нас с Москвичками. Они оставались в нашей компании, но так и не стали нашими единомышленниками. Однако постепенно отдых приближался к завершению, и было уже пора, как следует, позагорать и погреться на раскаленной гальке. Для укрепления мускулатуры надо было поплавать до дальнего острова, который омывался морскими водами примерно в трехстах метрах от берега.
За безопасность отдыхающих на воде отвечали спасатели. Рослые украинские парни, сильно закопченные на солнце. В отличие от санаторских отдыхающих они не имели высшего образования, зато хорошо плавали. За несколько месяцев работы спасателями и воздержания они так раскалялись на солнце, что способны были полюбить даже камень. Иногда в тайне этим пользовались некоторые отдыхающие дамы, не нашедшие себе пары в кругу отдыхающих. По слухам, подобные услуги, но уже за деньги, оказывали и местные массажисты, которые иногда хвастались своими достижениями и большими доходами в мужской компании.
Одна из наших московских знакомых стала ходить на массаж, объяснив Александру, что не хочет иметь ни с кем духовных отношений, страданий и переживаний, а хочет только укрепить свое здоровье и поправить физиологическое состояние. На процедуру массажа она заходила по-московски хмурая, а появлялась потом на пляже с очень довольным выражением лица. Её подруга иногда отлучалась «по санаторским делам», но была замечена в районе проживания спасателей. Как-то ночью, купаясь при луне без одежды, она заплыла за ближний буй и стала призывно болтать ногами. В лунном свете в прозрачной воде контрастно были видны белые и темные части её тела. Я стоял на пирсе, любовался звездами. Увидев купальщицу, я стал, как Гамлет-принц датский, размышлять: «Поплыть, или не поплыть?» – в этом был весь вопрос. Пока я раздумывал, ко мне подошел спасатель, дежуривший на пирсе, и спросил: «Поплывешь?» Я неожиданно для себя отрицательно помотал головой. «Тогда я прыгну!» - воскликнул он и, не дождавшись моего одобрения, резко нырнул в воду и быстро поплыл к девушке. Мне показалось, что ей было по большому счету всё равно, кто к ней подплывет: человек или дельфин… Чтобы не мешать их счастью, я отправился в бар, который находился в 1-ом корпусе, где шла веселая дискотека.
На следующий день мы не стали звать москвичек на экскурсию в ливадийский дворец и вскоре они уехали.